Законно ли принудительное изучение осетинского языка в школе ""
Advokat-nasledstvo.ru

Юридический портал

Законно ли принудительное изучение осетинского языка в школе

Новости

Прокуратура Иристонского района города Владикавказа установила, что в большинстве школ осетинский язык изучается недобровольно. Так, нарушения были выявлены в ходе проверок средних школ №№ 1, 3, 8, 13, 18, 28, 29, 50 и гимназий №№5, 45. Об этом говорится в пресс-релизе ведомства.

Прокуратура района также напоминает, что согласно действующему законодательству РФ преподавание дисциплин “Осетинский язык” или “Осетинская литература” может осуществляться исключительно с согласия родителей или законных представителей учащихся.

“Включение в учебный план образовательного учреждения, реализующего программу общего образования, предмета, не предусмотренного федеральным государственным образовательным стандартом, нарушает права несовершеннолетних на образование, гарантированные Конституцией РФ и статьей 44 закона ‘Об образовании’. Преподавание родных языков, в том числе осетинского языка, вопреки согласию родителей или законных представителей учащихся, не допускается”, – говорится в документе.

По данным надзорного ведомства, в нарушение норм федерального законодательства, родители обучающихся лишены права выбора изучения осетинского языка в школах, поскольку письменные заявления-согласия на изучение осетинского языка от них должностными лицами получены не были.

Смотреть комментарии (5)

все новости

Количество заражённых коронавирусом дагестанцев увеличилось на одного

Диагноз коронавирус подтвердился ещё у одного жителя Дагестана.

По данным Роспотребнадзора, общее число заражённых составляет 58 человек, среди них четверо выздоровевших. В больницах остаются 54 больных.

Всего на наличие коронавируса врачи обследовали 4502 человека, из них 2037 находятся в режиме домашней изоляции.

Кавказ.Реалии в Instagram
Кавказ.Реалии в YouTube
Кавказ.Реалии в Telegram

Смотреть комментарии

Глава Ингушетии утвердил новое правительство республики

Глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов подписал указы о назначениях в правительстве РИ и региональных ведомствах, сообщает РБК.

На своих должностях были утверждены первый заместитель председателя правительства Микаил Илезов и вице-премьеры Марьям Амриева и Тимур Фаттахов.

В составе кабмина республики продолжат работу: министр культуры Темерлан Дзейтов, министр образования и науки Эсет Бокова, министр здравоохранения Зарема Льянова, министр по физической культуре и спорту Али Дошхоклоев, министр сельского хозяйства и продовольствия Магомед Гагиев, министр имущественных и земельных отношений Магомед Гадаборшев, председатель комитета по туризму Беслан Мизиев и глава комитета по делам молодежи Анзор Мархиев.

На посту министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства региона утвержден Микаил Балахоев, министром труда, занятости и социального развития стал Хаджибекир Муталиев, ранее работавший в ведомстве в должности заместителя руководителя.

Исполняющим обязанности министра по внешним связям, национальной политике, печати и информации стал Руслан Волков. Продолжит исполнять обязанности министра промышленности и цифрового развития Муса Плиев. Исполнение обязанностей министра природных ресурсов и экологии Ингушетии возложено на Мухарбека Пугоева.

Должность начальника республиканского Управления по обеспечению деятельности по защите населения и территории от чрезвычайных ситуаций была закреплена за Ибрагимом Ганижевым.

Муса Гагиев сохранил пост начальника инспекции строительного и жилищного надзора республики. Багаудин Муцольгов останется начальником Управления по организации деятельности мировых судей.

Кавказ.Реалии в Instagram
Кавказ.Реалии в YouTube
Кавказ.Реалии в Telegram

Смотреть комментарии

Три человека погибли в результате ДТП в Дагестане

Авария, в результате которой три человека погибли, произошла вечером 9 апреля на автодороге “Манас-Сергокала-Первомайское”, сообщает пресс – служба МВД по Дагестану.

39-летний водитель ВАЗ-2115, по предварительной информации, выехал на встречную полосу, где допустил лобовое столкновение с автомобилем “Хендай”.

“В результате ДТП оба водителя и пассажир автомобиля “Хендай” скончались на месте”, – говорится в сообщении.

Ещё два человека с различными травмами доставлены в городскую больницу Избербаша.

Кавказ.Реалии в Instagram
Кавказ.Реалии в YouTube
Кавказ.Реалии в Telegram

Смотреть комментарии

Выписали первого заболевшего коронавирусом в Дагестане

Первого заболевшего коронавирусом в Дагестане выписали из Республиканского центра инфекционных болезней 9 апреля.

“Рад что вышел, но видя темп привоза больных в инфекционку в последние дни, радость весьма смазанная”, – пишет в своём Telegram-канале депутат Народного собрания республики Тимур Гусаев.

Как сообщал Гусаев ранее в своём же канале, 20 марта он слёг с гриппом, 23-го вызвал врача, попросив взять анализы. Причиной просьбы был симптом полного отсутствия возможности чувствовать вкус и запах.

Госпитализировали Гусаева в инфекционную больницу с подозрением на коронавирус 24 марта. На тот момент в больнице находилось 9 человек, у которых подтвердился первичный тест на вирус.

Кавказ.Реалии в Instagram
Кавказ.Реалии в YouTube
Кавказ.Реалии в Telegram

Смотреть комментарии

Дагестанский муфтият просит молиться дома, но мечети не закрывает

Председатель муфтията Дагестана Шамиль Алиханов обратился с к жителям республики с просьбой молиться дома, не посещать мечети даже в пятничный день.

Он призывает прихожан совершать обеденную молитву дома. По его словам, эти меры необходимы, чтобы избежать заражения коронавирусом и его распространения.

Алиханов призвал имамов мечети следить за тем чтобы на коллективные молитвы совершались ограниченным числом прихожан, чтобы их было не более 40 человек.

Муфтий Дагестана Ахмат-Хаджи Абдуллаев также призвал всех избегать пока походов в мечети и молиться дома. Но при этом ни одна мечеть, относящаяся к муфтияту, не закрыта. На время режима самоизоляции в Махачкале закрылись только салафитские мечети.

Кавказ.Реалии в Instagram
Кавказ.Реалии в YouTube
Кавказ.Реалии в Telegram

Смотреть комментарии

Главгосэкспертиза утвердила проект строительства курорта “Мамисон” в Северной Осетии

Главгосэкспертиза России дала положительное заключение проектной документации на первый этап строительства туристско-рекреационного комплекса “Мамисон” в Алагирском районе Северной Осетии.

Первый этап предусматривает обустройство двух подвесных канатных дорог протяженностью 3380 метро и 1744,4 метров.

В комплексе построят сноупарк, в состав которого войдут еще три короткие горнолыжные трассы общей длиной 438 метров и два лыжных траволатора. Объекты сноупарка будут использоваться для обучения катанию на горных лыжах и для развлечения посетителей горнолыжного комплекса “Мамисон”.

Мамисонское ущелье одно из самых труднодоступных ущелий Северной Осетии. Оно находится примерно в 100 км от Владикавказа и расположено между Главным водораздельным и Боковым хребтами Большого Кавказа. Предполагается, что горнолыжный сезон будет длиться с ноября по май.

Финансирование будет вестись преимущественно за счет федерального бюджета. Общий объем вложений составит примерно 15,6 млрд рублей. Именно за счет курорта “Мамисон” власти Северной Осетии рассчитывают повысить туристическую привлекательность республики.

Строительство объектов началось еще в 2013 году, но впоследствии правительство России заморозило проект.

Кавказ.Реалии в Instagram
Кавказ.Реалии в YouTube
Кавказ.Реалии в Telegram

Смотреть комментарии

В Пятигорске мужчина взял в заложники собственную семью

В Пятигорске мужчина взял в заложники собственную семью. По информации источника “Кавказ.Реалии”, близкого к МВД, мужчина приехал из Москвы, где состоит на учёте в психо-неврологическом диспансере. Сейчас он закрылся в квартире с родной сестрой, её детьми и объявил их заложниками.

Мужчина выдвинул ряд требований.

“Потребовал большую сумму денег. Неизвестно, вооружён или нет. Полиция сейчас ведёт с ним переговоры”, – написал губернатор Ставрополья Владимир Владимиров в Instagram.

По словам главы края, он уже выехал в Пятигорск. Сейчас возле дома много полицейских машин. Приехали также бригада скорой помощи и пожарные.

Кавказ.Реалии в Instagram
Кавказ.Реалии в YouTube
Кавказ.Реалии в Telegram

Смотреть комментарии (6)

В некоторых населенных пунктах Северной Осетии возникли проблемы с дистанционным обучением

В двух населенных пунктах Алагирского района Северной Осетии возникли проблемы с дистанционным обучением школьников. Когда учащихся перевели на онлайн-обучение, выяснилось, что в горном селе Куртатинского ущелья Дзивгис нет устойчивого интернет-сигнала. Такие же проблемы возникли и у детей из поселка Тамиск, расположенного в предгорной зоне, в нескольких километрах от райцентра Алагир.

В прошлом во всесоюзном известном курортном поселке Тамиск, где функционируют взрослый и детский санаторий, сегодня осталось 30 дворов. Здесь всего 4 школьника, и для выполнения домашнего задания им приходится ездить в райцентр. В расположенном по соседству детском санатории “Тамиск” есть несколько точек wi-fi-доступа. Но в период эпидемии коронавируса медучреждение закрылось на карантин.

В североосетинском управлении по информационным технологиям и связи рассказали, что в настоящее время над решением проблемного вопроса заняты алагирские власти. Им удалось договориться с республиканским провайдером о спешной прокладке канала широкополосного доступа.

“В прошлом году на законодательном уровне удалось снять бюрократические препоны, которые мешали интернет-провайдерам прокладывать новые линии. В течение 2019 года к устойчивому доступу к интернету подключили большинство населенных пунктов Северной Осетии. Особенно проблемной ситуация была в Моздокском районе. В конечном счете все это позволило сегодня на хорошем уровне обеспечить дистанционное обучение. Ежедневно мы фиксируем рост трафика на 7-8%. И это как раз за счет школьников”, – сообщил “Кавказ.Реалии” руководитель управления по информационным технологиям и связи Алан Салбиев.

Законно ли принудительное изучение осетинского языка в школе

В апреле 2018 г. рядом депутатов Государст-венной Думы Федерального собрания Российской Федерации был внесен в качестве законодательной инициативы проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации».
Суть законопроекта сводится к двум основным положениям.
Первое из них предполагает, что преподавание и изучение государственных языков республик в составе Российской Федерации должно осуществляться на добровольной основе.
Предлагаемая поправка противоречит Основному закону
Свое мнение о данном законопроекте нам выразил советник Главы Республики Северная Осетия-Алания по вопросам национально-культурного развития Тамерлан Камболов.
«Предлагаемая поправка прямо противоречит Основному закону страны. Как известно, в соответствии с Конституцией России (ст. 68, ч. 2), республики «вправе устанавливать свои государственные языки». Это положение подтверждено и федеральными законами «О языках народов РФ» и «Об образовании». При этом в последнем документе отмечено (глава 1, ст. 6, п. 6), что «вопросы изучения государственных языков республик в составе Российской Федерации регулируются законодательством этих республик», – пояснил он.
Т. Камболов также подчеркнул, что в современных социальных условиях вопрос сохранения и развития осетинского языка – государственного языка Республики Северная Осетия-Алания – это проблема не только осетинского народа, но всего североосетинского общества.
«Осетинский язык не сможет выжить в недрах только самого осетинского народа. Для его сохранения и развития он должен обязательно функционировать в самых различных сферах жизни нашей многонациональной республики. Именно поэтому важно, чтобы неосетинское население республики понимало осетинский язык и, таким образом, давало бы возможность осетинам говорить на родном языке в обществе», – сказал советник.
Согласно его мнению, в сегодняшних условиях многонациональной и многоязычной республики осетинский язык может быть сохранен только при содействии, соучастии представителей других этносов, проживающих в республике, которым для этого надо дать себе труд всего лишь понимать язык осетинского народа
«При этом граждане, временно пребывающие на территории республики, могут быть освобождены от изучения республиканского государственного языка», – добавил Т. Камболов.
Вторая концептуальная поправка, предусматриваемая рассматриваемым законопроектом, предполагает, что граждане Российской Федерации имеют право на получение дошкольного, начального общего и основного общего образования на родном языке из числа языков народов РФ, а также право на изучение родного языка из числа языков народов России в пределах возможностей, предоставляемых системой образования, с учетом потребностей обучающихся и их родителей (законных представителей) на основании их письменных заявлений.
«Совершенно очевидно, что реализация принципа выбора родного языка или введение права на добровольный выбор изучения родного языка приведет языки и культуры нерусских народов страны, в том числе и осетинский язык, к катастрофе», – заявил Т. Камболов.
Это связано, по его словам, с тем, что в условиях обязательности сдачи всеми обучающимися Единого государственного экзамена по русскому языку, а других предметов – только на русском языке, часть родителей-осетин предпочтет заявить родным языком своих детей именно русский или просто отказаться от изучения родного языка, поскольку это позволит увеличить временной объем на изучение их детьми русского языка и других предметов. С точки зрения Тамерлана Камболова, школьники, продолжающие изучать осетинский язык, окажутся в ущемленном положении и в отношении русского языка, и общеобразовательной подготовки. Подобное развитие событий окончательно подорвет социальные позиции осетинского языка.
«В целом, можно констатировать, что принятие рассматриваемого законопроекта окончательно разрушит языковую политику в сфере образования в РФ, которая и так отличается несистемным, несбалансированным характером, входит в определенных аспектах в противоречие с федеральным и региональным законодательством и, как следствие, не позволяет создать необходимые условия для сохранения и развития родных языков народов страны», – резюмировал Т. Камболов.
Æгъдау, традиции, обычаи – это все пустое, если не будет языка
Профессор, кандидат филологических наук Зоя Битарти также выразила свое отношение к законопроекту о добровольном изучении родных языков.
«Недавно нам стало известно, что большинство парламентариев Северной Осетии поддержало закон о добровольном изучении родного языка. Сказать, что это плохо – все равно, что ничего не сказать это преступно. Если даже члены парламента РСО-А являются представителями других национальностей, они должны знать и считаться с местной культурой и языком. Но больше всего меня поразило то, что среди поддержавших рассматриваемый законопроект есть и осетины», – сказала она.
Зоя Битарти напомнила, что в самом начале грузино-осетинского конфликта борьба шла не за территории, а именно за права осетинского языка.
«Старшее поколение помнит, как руководство Грузии прислало печатные машинки в госучреждения с приказом перейти на грузинский алфавит, изучение грузинского языка и ее стилистики даже на факультетах математики. Тогда югоосетинский народ поднялся на защиту своего языка. Это повлекло за собой агрессию со стороны Грузии, пролилась кровь. Два десятилетия нашему народу пришлось отстаивать свое право жить на своей земле и говорить на родном языке. Поэтому подобные поправки в законодательство РСО-А для нас очень неприятное сообщение. Это еще один шаг к ассимиляции и исчезновению нашего языка и народа. Мы сейчас постоянно говорим об æгъдау, традициях, но это все пустое, если не будет языка», – отметила она и напомнила про геноцид 20-х годов прошлого столетия и репрессии в 1937 году.
Хотелось бы добавить к словам З. Битарти, что не только в 1920 и 1937 годах осетинский народ боролся за права родного языка, но и в 40-50-х годах легендарная пятерка (как их нарекли в народе), истинные герои своего времени Георгий Бекоев, Заур Джиоев, Владимир Ванеев, Лев Гассиев, Хазби Габуев выступили против очередного культурного геноцида со стороны грузинских властей.
Зоя Битарти также подчеркнула, что для сохранения родного языка недостаточно того, что до нас донесли к концу 19 века: «Мир изменился и осетинскому языку тоже надо развиваться. С принятием этого закона под угрозой находится совместная учебно-методическая работа между севером и югом, так как мы не сможем уже разрабатывать одни и те же учебники. Потому что у них будет два часа факультативно, а у нас будет самое меньшее четыре часа. Значит мы вынуждены будем выпускать разные учебные пособия».
Потеряв родной язык, мы теряем частицу собственной идентичности
«Должно ли быть изучение родных языков обязательным или добровольным? В значительной части субъектов один государственный язык – русский. Но если в Северной Осетии два государственных языка, то изучение обоих государственных языков должно быть обязательным», – заявил нам министр РСО-Алания по вопросам национальных отношений Аслан Цуциев.
По его словам, если народ Осетии ставит перед собой такую важную цель как сохранение и развитие осетинского языка, то его изучение хотя бы для осетин должно быть обязательным.
«Я думаю, что граждане, проживающие в РСО-Алания, хотя бы азы осетинского языка должны знать, и в основном желание у них есть, об этом могу сказать с уверенностью», – подчеркнул А. Цуциев.
По его словам, важно, чтобы каждый человек знал свой родной язык. И это вовсе не угроза сепаратизма или раскола страны, а наоборот это показательно для других народов, проживающих в Северной Осетии.
«Мы должны донести до всех, что потеряв родной язык, мы потеряем некую частицу собственной идентичности. Не зная языка, мы не познакомимся с замечательными культурными достижениями нашего народа: фольклор, эпос. Ну не хочется, чтобы это все осталось только предметом изучения для лингвистов и иранистов. Нужно донести понимание важности знания родного языка до родителей прежде всего», – констатировал Аслан Цуциев.

Читать еще:  Пени по закону о защите прав потребителей 3 процента

Автор самоучителя обозначил проблему сохранения древней формы осетинского языка

Исключение дигорского диалекта осетинского языка из советского образования привело к проблеме изучения этой древней формы языка, считает автор самоучителя дигорского Тамерлан Камболов. Издание позволит современным осетинам самостоятельно освоить диалект, отметила филолог Анжела Кудзоева.

Самоучитель ориентирован на разговорную речь

В Северной Осетии издан и поступил в продажу самоучитель дигорского диалекта осетинского языка, автором которого выступил заведующий кафедрой ЮНЕСКО Северо-Осетинского педагогического госинститута, доктор филологических наук Тамерлан Камболов. По его словам, структура учебника является сюжетной.

“В Осетию приезжает группа осетин, живущих в Турции, и в аэропорту их встречает группа местных осетин. Таким образом, первая тема – это знакомство. Развитие сюжета дает возможность представить темы приглашения в гости, посещения кафе, поездки в горы и т.д. Подобная сюжетная канва дает контекстуальную возможность вводить новую лексику, строить диалоги, развивать речевые навыки”, – рассказал корреспонденту “Кавказского узла” Камболов.

По его словам, структурно и методически учебник построен и ориентирован на развитие именно разговорной речи, “хотя дается и определенный грамматический материал”. “К учебнику приложен диск, на который начитана вся лексика, которая изучается с помощью учебника, надиктованы все диалоги. Таким образом, у изучающего язык есть возможность у себя дома слышать оригинальное звучание дигорской речи. Этот лингафонный курс позволяет повторять слова и фразы за дикторами, формировать правильное произношение”, – продолжил Камболов.

По его данным, книга издана тиражом в 1000 экземпляров, при этом определенная часть этого тиража распределена в качестве дара осетинским высшим учебным заведениям, и по нескольку десятков экземпляров передано Северо-Осетинскому и Юго-Осетинскому госуниверситетам, а также Северо-Осетинскому педагогическому госинституту. В вузах учебник будет использоваться в качестве пособия для изучения осетинской диалектологии, пояснил автор издания. Камболов уточнил, что тираж будет увеличен за счет мецената.

По словам Камбалова, его учебник – не первый. “Первые учебники для изучения дигорского появились столетие назад. Дело другое, что для изучения дигорской литературной формы осетинского языка до сих пор существовала возможность только на уровне начальной школы. Однако в настоящее время кафедрой ЮНЕСКО Северо-Осетинского государственного пединститута подготовлена линейка учебников с первого по 11-й класс, и, надеюсь, что в 2020 году эта серия учебников выйдет и позволит учащимся в дигороговорящих районах осваивать родной язык по полной программе”, – отметил Камболов.

С 2017 года в Северной Осетии под эгидой ЮНЕСКО внедряется билингвальная система образования, обратила внимание на опыт республики старший научный сотрудник КБИГИ, доктор филологических наук Мадина Хакуашева. “Около 40 детских садов работают исключительно на осетинском языке, либо на его дигорском диалекте. Билингвальная система введена в 20 школах, где дети до пятого класса учат все предметы на осетинском языке, а потом плавно переходят на русский язык”, – заявила 2 октября Хакуашева.

Среди исследователей дигорского диалекта Камболов назвал академика Российской Императорской Академии Наук Андрея Михайловича Шегрена, который в 1848 году издал “Осетинскую грамматику”, другого российского академика – Всеволода Федоровича Миллера, который во второй половине XIX века посвятил многие годы изучению осетинского языка и культуры, обобщив результаты своих исследований в трехтомнике “Осетинские этюды”. Из осетинских ученых наиболее значимы имена Василия Ивановича Абаева и Магомета Измайловича Исаева, рассказал также Камболов.

Издание поможет решить проблему изучения родного языка

Необходимость в создании подобного самоучителя Камболов объяснил тем, что “значительная часть среднего поколения осетин не владеет или очень плохо владеет родным языком”. По словам ученого, в советское время Всесоюзный комитет нового алфавита признал иронскую и дигорскую формы осетинского языка диалектами одного языка, однако в 1924 году на объединенной конференции работников образования, науки и культуры Северной и Южной Осетии было принято решение о том, что развитие литературной формы осетинского языка будет идти по одновариантному сценарию на базе иронского диалекта. “Предполагалось прекратить преподавание дигорского в школах, остановить выпуск дигороязычных журналов и газет. … эти решения не были реализованы, и дигорский продолжал сосуществовать в социальной сфере вместе с иронским”, – отметил Камболов.

Поэтому, по словам автора издания, среднее поколение осетин не может передавать языковую традицию подрастающим поколениям. “Представляемый самоучитель дигорского является одним из средств, с помощью которого желающие изучить дигорский могут это сделать уже и во взрослом возрасте”, – сообщил он, выразив надежду, что этот самоучитель послужит также дополнительным учебным пособием для тех детей, которые до сих пор не имели возможности пройти полный курс дигорского.

Читать еще:  Правила ношения травматического пистолета 2018 г закон

Камболов также отметил, что есть еще одна значительная группа целевой аудитории учебника – это осетины, проживающие в других регионах России, среди которых большой процент дигороговорящих. Также большой запрос на подобный самоучитель имеется и от осетинской диаспоры в Турции, определенная часть которой являются потомками выходцев из Дигорского ущелья, заявил ученый, добавив, что в ближайшие месяцы должна быть представлена электронная версия учебника на турецком языке.

По словам Камболова, потребность в самоучителе дигорского обоснована еще и тем, что во Владикавказе нет ни одной школы с изучением осетинского языка в дигорской форме. “И возникает коллизия между тем, что дома родители разговаривают с детьми на осетинском языке в дигорской форме, а в школе они изучают осетинский язык в иронской форме”, – заявил Камболов.

По словам Камболова, летом была выдвинута инициатива открытия классов с изучением дигорского диалекта, которая была принята не только значительной частью общественности, но и руководством республики. Поэтому, по словам ученого, в течение текущего учебного года будет проведена специальная работа по подготовке необходимой учебной базы, по переподготовке учительских кадров и, “самое главное, работа с родителями, чтобы собрать информацию о желающих определить своего ребенка в класс с изучением дигорской литературной формы осетинского языка”.

Летом 2018 года власти Северной Осетии анонсировали масштабное внедрение двуязычной системы образования в детсадах и школах, так как она была признана успешной. В 2018/2019 учебном году по модели полилингвального образования работали 11 школ и 32 дошкольных учреждения. С 1 сентября 2019 года планировалось увеличить число детских садов и школ, где ведется обучение на двух языках, с 43 минимум до 52. Опрошенные “Кавказским узлом” специалисты отмечали, что, несмотря на успехи, программа финансируется недостаточно и не хватает учителей.

Осетинский язык развивался в двух формах

Осетинский язык относится к той группе языков мира, у которых по историческим причинам сложилась не одновариантная литературная форма, а двухвариантная, рассказал Камолов.

“В осетинском языке существуют два диалекта – иронский и дигорский. Художественная литература и другие формы социального функционирования осетинского языка развивались с конца XIX века параллельно и на иронском, и на дигорском. Сегодня осетинский язык в социальных сферах функционирует и в иронской, и в дигорской литературных формах: в сфере художественной литературы, в СМИ, в сфере образования, где родной осетинский язык в районах с преимущественно иронским населением изучается в иронской форме, а в двух районах республики, где преобладает дигороговорящее население, родной язык изучается в дигорской форме. Осетинское театральное искусство развивается на подмостках двух осетинских театров – Иронского и Дигорского. Выходят литературные журналы – “Мах дуг” на иронском и “Ираф” на дигорском. Также выходят параллельно газеты на обеих литературных формах национального языка. Таким образом, две литературные формы осетинского языка гармонично сосуществуют и функционируют”, – сообщил Камболов.

В 1990-х годах, во время принятия постсоветской Конституции республики, высказывались требования о признании дигорского диалекта языком, а дигорцев – отдельным народом. По словам Камболова, это было связано с первоначальной версией статьи 15 Конституции республики, которая гласила, что государственными языками являются осетинский и русский. “В конечном итоге в Конституции республики закреплено, что государственными языками являются осетинский (иронский и дигорский) и русский языки. Соответственно, описанное мной выше параллельное и равноправное развитие двух литературных форм осетинского языка является отражением конституционной нормы, которая была принята в 1994 году”, – обрисовал ситуацию автор учебника.

По его словам, о числе людей, владеющих дигорским диалектом, могут быть только оценочные данные. “Точные данные привести невозможно, потому что обычно основой для такой информации являются данные переписи по владению языкам. Но при проведении переписи задается вопрос только о владении языками, но не диалектами […] Существует только экспертное мнение, в соответствии с которым дигороязычное население составляет приблизительно четверть осетинского народа, это около 100 тысяч человек”, – сказал Камболов.

Ученый также указал на географию распространения дигорского диалекта по регионам. “Дигороязычное население в основном проживает в двух западных районах Северной Осетии: Ирафском и Дигорском. Кроме того, еще в середине XIX века часть дигорцев переселилась в ряд станиц и сел Моздокского района. Значительная часть дигороговорящего населения живет и в столице республики”, – сообщил Камболов.

Дигорский диалект – древняя форма осетинского языка

По словам Камболова, мировой наукой признано, что дигорский диалект является наиболее архаичной формой осетинского языка, которая “сохранила не только средневековые, но и более древние, восходящие к индоевропейской праоснове, языковые формы”. “Известно, что два индоевропейских языка наиболее полно сохраняют и отражают древние праиндоевропейские языковые формы – это литовский язык и дигорский диалект осетинского языка”, – пояснил Камболов.

Он уверен, что человек, владеющий дигорским диалектом, может понять средневекового алана. “Все те памятники средневекового осетинского языка, которые мы имеем в наличии на сегодняшний день, отражают практически полностью современные формы дигорского диалекта”, – полагает автор самоучителя, добавив, что утрата дигорского диалекта “нанесет большой ущерб не только осетинскому языку, но и мировой цивилизации”.

Самоучитель Камболова нацелен на самостоятельное изучение дигорского диалекта

Камболов не видит противоречий между принятым федеральным законом о добровольном изучении родных языков и выпуском его учебника. “(Этот закон), касающийся добровольного изучения государственных языков республик, не является стимулом для развития родных языков народов России. Однако (закон) не ограничивает возможность изучения родного языка в порядке самообразования, для которого, в первую очередь, предназначен этот учебник”, – дал свою оценку Камболов.

24 июля 2018 года Госдума приняла законопроект о национальных языках, который оставляет изучение родных языков на выбор родителей учащихся. Накануне рассмотрения законопроекта во втором чтении 87 ученых-лингвистов из европейских университетов призвали Госдуму отклонить законопроект. Действия депутатов встретили также резкую критику пользователей соцсетей, которые упрекнули кавказских депутатов в трусости, а сенатора от Кабардино-Балкарии Арсена Канокова, который назвал законопроект непродуманным шагом, поддержали. Законопроект возмутил жителей национальных регионов, которые увидели в нем угрозу для существования языков и культуры своих народов, говорится в справке “Кавказского узла” “Пять фактов про новый закон о родных языках”.

С этим мнением согласилась и заведующая кафедрой осетинского языка и литературы Северо-Осетинского госуниверситета, кандидат филологических наук Анжела Кудзоева . “Никакой закон не запрещает учить языки. Сейчас речь идет о самоучителе, а не о школьном учебнике. Самоучитель нужен тем, кто желает самостоятельно выучить дигорский в его литературной форме”, – заявила корреспонденту “Кавказского узла” Кудзоева.

Кудзоева также назвала выход учебника-самоучителя Камбалова “событием в культурной жизни республики”. “Я думаю, событием должно становиться все, что способствует сохранению языка. Самоучитель призван быть одним из инструментов этой миссии”, – заявила ученый.

По ее словам, исчезновение дигорского диалекта будет утратой для осетинской культуры. “Потому что дигорский – такая же ценность для осетинского народа, как и другой диалект – иронский. Для полноценной жизни человеку нужны обе руки: и правая, и левая. Так и осетинский язык состоит из двух диалектов, один из которых благодаря большей архаичности грамматических форм практически является посредником между средневековой, аланской, и современной формами осетинского языка”, – пояснила она.

В свою очередь, издание самоучителя дигорского диалекта доктор исторических наук, профессор Руслан Бзаров назвал “рутинной частью развития осетинской культуры, национального образования”. “Не вижу какого-то события в этом. Работа над изданием учебников дигорского диалекта началась с 1924 года и продолжается до сего времени”, – отметил профессор.

По его словам, предположение о возможном исчезновении дигорского диалекта – это “утопия”. “Осетинский язык ведь не может ни с кем делиться своими диалектами. Язык существует, и все процессы укладываются в рамки лингвистических процессов его эволюции”, – заключил Бзаров.

Автор: Рустам Джалилов, Гор Алексанян; источник: корреспонденты “Кавказского узла”

Курс осетинского: уроки ненависти

Единственное, что прививают детям на уроках осетинского языка – это ненависть, считает колумнистка Sputnik Дзерасса Биазарти

Только-только отреагировала на ситуацию в школах и задалась вопросом о программе по изучению осетинского языка. И тут как гром среди ясного дня: к нам едет ревизор.

“Генпрокуратура РФ совместно с Рособрнадзором должна до 30 ноября проверить, как в регионах соблюдают законодательство “об обеспечении прав граждан на добровольное изучение родного языка из числа языков народов России и государственных языков республик”, — пишут федеральные СМИ.

Родители в курсе. Накануне большинству из них школьники принесли листочки с заранее проставленными числами (у нас это 4 сентября 2017 года).

Дети говорят — учителя сказали. В школах говорят — распоряжение минобра.

Родителям срочно надо расписаться в том, что осетинский язык мы учим исключительно добровольно и соответственно всем довольны.

Я не против. Но есть несколько “НО”…

Во-первых. Я не приемлю вранья.

И не подписываю бумаги, в которых за меня что-то проставлено или прописано задним числом. Потому как я не хочу участвовать в обмане.

Возможно я бы и подписала листок, где говорится, что язык мой ребенок изучает добровольно и с большим интересом.

Но, смотри пункт 1. Я не люблю врать. А ребенок мой приходит с уроков осетинского с заплаканными глазами.

И каждый раз, когда мы садимся выполнять ДЗ по предложенному мне минобром “замечательному учебнику”, мы не испытываем ничего, кроме недоумения и злости.

В этом ли заключается изучение и сохранение “нахи мадалон авзаг”?

Я наняла своему ребенку репетитора. По родному, осетинскому языку. Исключительно из нравственных соображений. Потому что я склонна к рефлексии. А не потому, что меня волнует его тройка, периодически переходящая в двойку.

Репетитор учит его языку, а я плачу деньги репетитору.

Читать еще:  Закон о запрете прослушивания музыки в общественных местах

Прошу заметить — это первый и единственный репетитор в моей семье. Остальные предметы осваиваются самостоятельно и вполне успешно.

И парадокс в том, что сами учителя, призванные научить наших детей по волшебной, современной полилингвальной методике, о которой мы только и слышим последние лет 10, говорят: “Учите детей дома. Все зависит от родителей и идет из семьи!”

Вот именно поэтому я наняла своему ребенку репетитора по осетинскому. Потому что у меня принципы. И рефлексия. И потому что все идет из дома…

Но! Стоп! Зачем тогда мне нужны учителя и осетинский язык в школе? Если все идет из семьи?

Если я это тот человек, который должен научить своего ребенка языку?

Если я тот человек, который должен в итоге взять на себя процесс обучения языку?

Если мировая практика освоения языка в школе на Северную Осетию не распространяется?

Для кого существуют тогда все эти кафедры, программы и громкие презентации?

Где логика? Нет ее.

В рамках уже существующей программы единственное, что прививается детям — это ненависть.

И это знают все. И об этом говорят на кухнях, по телефонам, на работе и во дворах. Тихо, шепотом, стыдливо и с грустью.

Об этом говорят и сами учителя. Тайно родителям, открыто на своих внутрицеховых собраниях. Язык в опасности именно из-за того, что заключен словно в клетку, в бездарную систему преподавания.

Но официально это замалчивается и скрывается.

Есть исключения, когда все перевешивает талантливая личность педагога, но это именно исключения! Я — о тенденции.

Если выбирать между ненавистью и незнанием — лучше выбрать незнание. Есть надежда, что ребенок позже заинтересуется языком сам. И потянется к нему, и выучит, читая, переводя, изучая факультативно.

Выучит с грамотным, талантливым репетитором, в конце концов.

В случае с принудительным неэффективным преподаванием это исключено.

Нет, это не мы не хотим учить язык! Это наших детей не могут ему обучить.

Нет. Это не мы виноваты, что выросли в безъязыковой городской среде во Владикавказе 70х — 80х.

А те, кому до сохранения языка в те годы не было никакого дела. Кто жил тогда исключительно “по разнарядке из Москвы”.

Кто надрывал тогда связки на всесоюзных конференциях, доказывая, что изучение национального языка дело бесперспективное.

Виноваты те, кто сегодня решает личные, карьерные и имиджевые интересы за счет темы спасения национального языка.

И родной язык сегодня в гораздо большей опасности, чем когда бы то ни было. Если раньше, даже в самые тяжелые времена он был “запретный”, спрятан в великих произведениях Сека Гадиаты, Алеша Гучмазты, Ахсара Кодзати, Алихана Токати, Таймураза Хаджети и других осетинских гениев… И ждал пытливого, любящего ученика-читателя.

То сегодня он “доступный” растерзан и распят существующей в Осетии системой образования.

В СМИ срочно пишут, что “плохую, старую программу” по изучению языка заменят на “новую, хорошую”.

А еще, наверное, вернут деньги за купленные учебники и прописи. И самое главное — сотрут память нашим детям, которых за эти годы научили ненавидеть и бояться родного, красивого, древнего, великого языка.

И какая получается штука. Надо выбрать между неудачной программой, ломающей психику и самосознание маленьких осетин, и детей прочих национальностей, изучающих язык. И лицемерным плачем о “спасении языка”.

Не буду. И скажу правду, пусть она утонет в тысячах иных слов.

Сегодняшняя методика преподавания осетинского в наших школах — преступление против народа и языка.

И творящие преступление должны ответить за свои действия.

Я верю, что есть люди способные сломать существующую систему и изменить ход событий.

Верю в талантливых учителей.

Но я не приемлю бега по граблям, разложенным по кругу.

Facebook

Бледная Тень Геора Кайтукова

Руководство страны высказалось о том, что изучение национальных языков должно быть добровольным. Вслед за этими словами последовали проверки. Функционеры от органов образования на местах (почти по всем “национальным” регионам) жутко перевозбудились и начали судорожно искать выход; по типу наших, подсовывающих родителям школьников на подпись задним числом заявления, где те якобы просят чтобы их ребёнок изучал осетинский.

Во-первых, я думаю, что таким образом главком, в том числе, инициировал свою предвыборную кампанию, поскольку никаких законодательных основ добровольности или ограничений обязательности в изучении этих языков на государственном уровне нету, потому что, как бы смешно это ни было, но у нас в стране федерализм; зато русских в России в четыре раза больше, чем “не русских”, и им эта инициатива понравится.

Во-вторых, учитывая отсутствие законодательных норм, данная проверка никаких серьёзных последствий иметь не должна: последуют, максимум, предписания. Но зато скорее всего прокуроры наберут информацию, которая, в дальнейшем, станет основой каких-то законодательных инициатив, серьёзно ограничивающих “национальные” республики в этом направлении.

В-третьих, опять же, учитывая состояние законодательства на данный момент времени, перечень предметов, ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ к изучению в той или иной школе (сверх ФГОС) определяется САМОЙ школой, то есть её учредителем (город -> республика). Иначе говоря, в программу может быть включён любой предмет, если это делается не в ущерб ФГОСам и в рамках действующих санитарных норм, в равной степени как школы вводят обязательные кружки, обязательное ношение той или иной формы и прочее. Руководствоваться здесь можно и нужно исключительно здравым смыслом.

Ну и далее, касаемо уже изучения языка..

1. Все слова о том, что “язык надо изучать дома или в селе” – ни о чём. Потому что очень распространены ситуации, когда (а) в семье старшие сами не особо говорят; (б) когда “в село” отправлять не к кому; ну или (в) когда “село” само потихонечку “растамаживается”, учитывая темпы урбанизации в РСО. Если оставить изучение осетинского языка на уровне “дома и села”, то в ближайшие 5-10 лет (ибо количество невладеющих прогрессирует геометрически) количество владеющих осетинским в республике сравнится с количеством и качеством владеющих итальянским. Данным вопросом должно заниматься именно государство (РСО и РЮО), причём очень серьёзно, а не спустя рукава, как это происходит последние лет 30-40.
С другой стороны, есть живой пример: я сам, прожив пока что большую часть своей жизни вне Осетии, осваивал язык как раз “дома” и “в селе”. Это гораздо лучше чем ничего, однако всё моё знание осетинского сводится к устойчивым фразам типа “ардаем рауай”, “арт ахицаен каен”, “[что-нибудь] ‘рбахаес” и прочее; причем мне порой кажется, что стоит собеседнику изменить порядок слов, то я выпаду из коммуникации. В то же время старшая, отучившись неполных два месяца в осетинской школе, уже владеет языком гораздо свободнее, глубже и системнее, чем её родители. Возможно, этот пример слишком частный, но тем не менее.

2. При всём при этом, нельзя не согласиться с тем, что программа, по которой учат язык в большинстве общеобразовательных школ, – неадекватна и абсолютно КОНТРПРОДУКТИВНА. И то, что над ней работают для галочки и скармливают ее потом детям, провоцируя отторжение – это преступление против языка и народа-носителя.

3. Нам, как народу, надо бы уже как-то определиться, нужен нам родной язык или не нужен. Если только тосты пихать или инородцев на улицах российских городов пугать – то можно не заморачиваться: и так сойдёт. А если конкретно нужен, то во-первых школьную программу в порядок приводить надо, а во-вторых, одной школой тут не ограничишься: должен быть создан целый комплекс предписывающих мер и возможностей, направленных на популяризацию и развитие языка. При этом реальность, когда факультет осетинской филологии комплектуется последние много лет по остаточному принципу (со слов покойного Ш.Джигкаева), родители массово в течение десятилетий “отмазывают” своих детей от изучения родного языка, а на самом языке не создается никакого качественного продукта говорит как раз об обратном – он нам не нужен. Поспорить, в интернете нечистотами друг друга полить – да, а так – нет.

4. Среди текущего гвалта по поводу изучения осетинского языка всё чаще слышатся мысли о “переводе ребёнка на домашнее обучение”. Это небезосновательно и говорит уже не о проблеме с осетинским компонентом, а о деградации средней школы как таковой. Она даёт всё меньше шансов успешно подготовиться к итоговой аттестации (ЕГЭ) в её стенах, а воспитательный компонент из функционала изъят полностью: то есть это всё меньше похоже на учебно-воспитательный процесс, и всё больше – на нервное времяпрепровождение. Таким образом, уничтожая школу, родителей плавно подводят к мысли о том, что частная школа или домашнее обучение – это благо, а государственная школа – фу, кака. Можно ли на базе обычной общеобразовательной школы в РСО успешно подготовиться и сдать профильный ЕГЭ по математике? Можно ли успешно и с высоким баллом сдать физику, химию, биологию, обществознание или иностранный? Крайне маловероятно. Статистика показывает, что результативность по ЕГЭ-2015 в Осетии крайне низка: по итогам 2015 года республика находится в группе аутсайдеров по успеваемости.

Так что на месте каждого стоило бы задуматься о месте и нужности осетинского языка в республике, а на месте ответственных за процесс, стоит подумать о достойной модернизации программы по осетинскому языку и о том, как вывести систему школьного образования из кризиса в целом.

П.С.
В своё время, когда Испания входила в ЕС, встал вопрос об унификации шрифтов, а конкретно: от испанцев требовали избавиться от буквы Ñ. Это дало толчок росту национального самосознания, эта буква заставила испанцев вспомнить, что они – испанцы, а не просто европейцы; и букву они отстояли. Незадолго до этого, отстояли и возродили свой практически умерший язык баски. Сейчас, в ближайшие десятилетия, решается судьба осетинского языка. Быть или не быть.

Читайте далее:
Ссылка на основную публикацию
"
×
×
"
Adblock
detector