Порядок применение закона места нахождения вещи
Advokat-nasledstvo.ru

Юридический портал

Порядок применение закона места нахождения вещи

Международное частное право. Шпаргалка (А. В. Кузнецов, 2009)

В книге кратко изложены ответы на основные вопросы темы “Международное частное право”. Издание поможет систематизировать знания, полученные на лекциях и семинарах, подготовиться к сдаче экзамена или зачета. Пособие адресовано студентам высших и средних образовательных учреждений, а также всем, интересующимся данной тематикой.

Оглавление

  • 1. Понятие, предмет и система международного частного права
  • 2. Место международного частного права в системе права
  • 3. Понятие и виды источников международного частного права
  • 4. Международные договоры и обычаи
  • 5. Нормы и принципы международного права
  • 6. Международное частное право и национальное законодательство
  • 7. Понятие и виды коллизионных норм
  • 8. Основные формулы прикрепления
  • 9. Личный закон физического лица. Личный закон юридического лица
  • 10. Закон места нахождения вещи. Закон страны продавца
  • 11. Обратная отсылка и отсылка к закону третьей страны
  • 12. Конфликт квалификаций
  • 13. Установление содержания иностранного права
  • 14. Автономия воли

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Международное частное право. Шпаргалка (А. В. Кузнецов, 2009) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

10. Закон места нахождения вещи. Закон страны продавца

Закон места нахождения вещиlex rei sitae — регулирует отношения, связанные с правами собственности и другими вещными правами. Данный закон используется для:

1) определения объема и вида определенных вещных прав (владения, распоряжения, пользования, оперативного управления, залога, разнообразных сервитутов иузуфруктов);

2) определения порядка возникновения, перехода и прекращения вещных прав;

3) решения вопроса по поводу установления и наступления ответственности за случайную гибель вещи.

Закон места нахождения вещи предполагает применение в спорном вопросе национального права государства, на территории которого находится объект данных частных правоотношений. Объект – определенная вещь.

В настоящее время данный закон действует в отношении движимого и недвижимого имущества.

Закон места нахождения вещи не действует по отношению к:

1) вещам «при себе», при конкретном физическом лице, недорогим украшениям;

2) вещам-грузам, находящимся в пути;

3) наследуемому имуществу;

4) транспортным средствам.

Существует также ряд специальных объектов, которые регламентированы нормами международного, а не национального права. Например, космические объекты.

Закон страны продавцаlex venditoris – означает, что к спорному вопросу должно применяться внутригосударственное право той страны, к которой относится продавец. Этот закон действует в случае, если стороны в договоре не указали характер нормативного акта, который должен применяться к их правоотношениям.

В РФ данный закон действует для определения права страны, которым регулируются полномочия контрагентов по внешнеэкономическим сделкам. Этот закон применяется в различных договорах: купли-продажи, залога, перевозки, имущественного найма, лизинга и др.

Если сделка была заключена на бирже или аукционе, то в соответствии сданным законом будет применяться внутреннее национальное право страны, где располагается соответствующая биржа или аукцион.

Существует также закон места заключения договораlex loci contrractus. Этот закон в РФ по поводу внешнеэкономических сделок не применяется.

Значение этого закона состоит в:

1) решении вопросов о законности формы сделки;

2) решении вопросов о форме пороке действия

Существуют следующие формы сделок: устная, письменная, нотариально удостоверенная, электронная. Если сделка заключается между «отсутствующими сторонами», то для ее заключения необходим еще один критерий для определения места ее заключения.

Например, в странах с англосаксонской системой права таким местом будет считаться место отправления акцепта, а в странах с континентальной – место получения акцепта.

Оглавление

  • 1. Понятие, предмет и система международного частного права
  • 2. Место международного частного права в системе права
  • 3. Понятие и виды источников международного частного права
  • 4. Международные договоры и обычаи
  • 5. Нормы и принципы международного права
  • 6. Международное частное право и национальное законодательство
  • 7. Понятие и виды коллизионных норм
  • 8. Основные формулы прикрепления
  • 9. Личный закон физического лица. Личный закон юридического лица
  • 10. Закон места нахождения вещи. Закон страны продавца
  • 11. Обратная отсылка и отсылка к закону третьей страны
  • 12. Конфликт квалификаций
  • 13. Установление содержания иностранного права
  • 14. Автономия воли

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Международное частное право. Шпаргалка (А. В. Кузнецов, 2009) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Закон места нахождения вещи (lex rei sitae)

Закон места нахождения вещи – это “принцип коллизионного права”, одна из старейших коллизионных привязок, определяющая вещно-правовой статут правоотношения, в который включаются:

  • – вопросы деления вещей, их юридическая квалификация (вещи оборотные и необоротные, движимые и недвижимые, родовые и индивидуально-определенные) – “правовое подразделение вещей. определяется согласно праву того государства, в котором вещи находятся” (ст. 31.2 Закона о МЧП Австрии);
  • – содержание, осуществление и защита права собственности и иных вещных прав – “законодательством государства, на территории которого находится имущество. устанавливается. любое вещное право, характер и содержание этих прав” (ст. 127 кн. 10 ГК Нидерландов);
  • – возникновение, изменение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяются правом государства, “на территории которого находится вещь в момент возникновения факта, вызвавшего правовое последствие” (§ 21.2 Указа о МЧП Венгрии);
  • – правовой статус недвижимого имущества: “К вещным правам на недвижимое имущество применяется право места, в котором оно находится” (§ 36 Закона о МЧП Китая).

До середины XIX в. разрешение коллизионных вопросов права собственности по закону места нахождения вещи применялось только в отношении недвижимости. Права на движимые вещи определялись по личному закону собственника (согласно принципу “движимость следует за лицом”). В современном праве формула прикрепления “закон места нахождения вещи” применяется и к движимому имуществу: “Возникновение, переход или прекращение вещных прав на имущество, место нахождения которого изменилось, регулируется законом места, где оно находилось на момент, когда имел место юридический факт, создавший, изменивший или прекративший соответствующее право” (ст. 52 Закона о МЧП Румынии).

В настоящее время коллизионный принцип “закон места нахождения вещи” пользуется повсеместным признанием как начало, определяющее действие в пространстве законов, регулирующих вещные права и на движимое, и на недвижимое имущество: “Право собственности и другие вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются правом государства, в котором это имуществом находится” (ст. 38.1 Закона о МЧП Украины).

Закон места нахождения вещи понимается как реальная, физическая категория, т.е. как право того государства, на чьей территории находится вещь. Исключения из этого правила:

  • – вещные права возникли на территории одного государства, а вещь впоследствии была перемещена на территорию другого, – возникновение права собственности определяется по закону места приобретения имущества, а не по закону его реального места нахождения. Однако вещные права “не могут осуществляться в противоречие с правопорядком” государства места нахождения вещи (ст. 43 ВЗ ГГУ);
  • – правовой статус вещей, внесенных в государственный реестр (“условные недвижимости”), определяется правом этого государства независимо от реального места нахождения вещи (ст. 45 ВЗ ГГУ).

Момент перехода права собственности и момент риска случайной гибели вещи различно определяются в законодательстве разных государств. В настоящее время момент перехода права собственности отделяется от момента перехода риска случайной гибели вещи. Определение момента перехода риска случайной гибели и порчи вещи при переходе прав на движимое имущество производится при помощи привязок обязательственного статута. В области международной торговли значение имеет вопрос перехода риска с продавца на покупателя, а момент перехода права собственности не играет существенной роли (Инкотермс 2010).

Современное МЧП демонстрирует тенденцию к сужению применения вещно-правового статута за счет расширения применения привязок личного и обязательственного статутов, автономии воли сторон.

  • 1. Приобретение вещных прав в порядке наследования по отношению к движимому имуществу (в ряде случаев – и к недвижимому) регулируется личным законом наследодателя, а не законом места нахождения вещи (ст. 968 ГК Ирана (1928-1936)). Государство, на территории которого находится недвижимость, может заявить о своей исключительной компетенции (ст. 86 Закона о МЧП Швейцарии).
  • 2. Вопросы дееспособности лиц при совершении сделок по поводу вещных прав регулируются личным законом субъекта сделки.
  • 3. Стороны могут выбрать право, применимое к вещным правам на движимое имущество. Если стороны не осуществили выбор, применяется право места, в котором движимое имущество находилось в момент наступления юридического факта (§ 37 Закона о МЧП Китая).
  • 4. Судьба имущества иностранного юридического лица определяется по национальному закону этого юридического лица. Вопросы права собственности на имущество филиала иностранного предприятия регулируются правом государства, которому принадлежит данное юридическое лицо (ст. 9.11 ГК Испании (1889, в ред. 2000)).
  • 5. Закон места нахождения вещи регулирует вопросы распределения имущества прекратившего существование юридического лица только в том случае, если договором или законом не предусмотрено иное (ст. 35 Кодекса Бустаманте).
  • 6. Права в отношении движимых вещей, которые лицо “имеет при себе” (“личный или каютный багаж”), определяются поличному закону их собственника или владельца (ст. 8 ВЗ ГК Бразилии).
  • 7. В особом порядке определяется вещно-правовой статут движимых вещей, находящихся в процессе международной перевозки (“груз в пути”). Для решения этого вопроса применяются привязки обязательственного статута: право страны места отправления груза (ст. 10.1 ГК Испании), места назначения груза (ст. 833.2 ГК Вьетнама). В отдельных юрисдикциях используется закон места нахождения вещи (ст. 60 Кодекса МЧП Туниса).
  • 8. Правовое положение вещей, приобретенных в силу приобретательной давности, регулируется правом страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности (ст. 53 Закона о МЧП Италии).
Читать еще:  Могут ли обвинить в краже если не поймали

К договору в отношении вещных прав возможно применение автономии воли – стороны могут сами избрать применимое право, независимо от того, где именно находится данное имущество. Это положение представляет собой новеллу современного МЧП и связано с расширением применения автономии воли ко всем договорным отношениям. Ранее считалось, что применение автономии воли к вещным правам в принципе невозможно вследствие замкнутого характера круга вещных прав. В настоящее время применение автономии воли возможно в отношении и движимого, и недвижимого имущества.

Международное частное право

Закон места нахождения вещи

Это одна из старейших коллизионных привязок, определяющая вещно-правовой статут правоотношения (ст. 1205 ГК РФ). До начала XX в. данный коллизионный принцип выводился из учения о вещных правах как правах господства лица над вещью. Савиньи писал, что так как «предмет вещного права доступен чувственному восприятию, занимая определенное место в пространстве, то это место в пространстве, где вещь находится, служит и тем местом, с которым связано правоотношение, предметом которого вещь является».

Однако всякое право, в том числе и вещное, представляет собой общественное отношение; вещное право — это отношение между лицами по поводу вещи. В связи с этим коллизионный принцип закона места нахождения вещи нельзя просто объяснить природой вещных прав; этот принцип определяется так же, как и любой другой правовой постулат.

В течение времени сфера применения закона места нахождения вещи по отношению к вещным правам (особенно по отношению к праву собственности) не была неизменной, а подвергалась существенным трансформациям. До середины XIX в. разрешение коллизионных вопросов права собственности по закону места нахождения вещи применялось только в отношении недвижимости. Права на движимые вещи в континентальной Европе долгое время определялись по личному закону собственника (согласно принципу «движимость следует за лицом»). В современном праве наблюдается тенденция к изменению сферы применения этой формулы прикрепления (теперь она применяется и к движимому имуществу).

В настоящее время коллизионный принцип закона места нахождения вещи пользуется повсеместным признанием как начало, определяющее действие в пространстве законов, регулирующих вещные права и на движимое, и на недвижимое имущество. Применение закона места нахождения вещи в отношении вещных прав в виде общего начала закреплено в современном законодательстве и судебной практике большинства государств (Великобритания, ФРГ, США, Франция, Италия, Польша, Чехия, Япония, страны Латинской Америки). С точки зрения современной мировой практики закон места нахождения вещи определяет правовой статус и движимых, и недвижимых вещей. Этот коллизионный принцип имеет территориальный характер.

Закон места нахождения вещи понимается как реальная, физическая категория, т.е. как право того государства, на чьей территории находится вещь. Исключения из этого правила: если вещные права полностью возникли на территории одного государства, а вещь впоследствии была перемещена на территорию другого, то само возникновение права собственности определяется по закону места приобретения имущества, а не по закону его реального места нахождения; правовой статус вещей, внесенных в государственный реестр, определяется правом именно этого государства независимо от реального места нахождения вещи.

Моменты перехода права собственности и риска случайной гибели вещи принципиально различно определяются в законодательстве разных государств. В современном праве принято отделять момент перехода права собственности от момента перехода риска случайной гибели вещи. В международном частном праве в принципе имеет место тенденция к сужению применения вещно-правового статута за счет расширения личного и обязательственного:

  • приобретение права собственности или иных вещных прав в порядке наследования по отношению к движимому имуществу (а по законодательству некоторых государств — и к недвижимому) регулируется личным законом наследодателя, а не законом места нахождения вещи;
  • вопросы дееспособности лиц при совершении сделок по поводу вещных прав регулируются личным законом;
  • судьба имущества иностранного юридического лица определяется по национальному закону этого юридического лица, следовательно, вопросы права собственности на имущество филиала иностранного предприятия регулируются не законом места нахождения имущества, а правом того государства, которому принадлежит данное юридическое лицо;
  • из теории иммунитета собственности иностранного государства вытекает, что по отношению к такому имуществу коллизионное начало закона места нахождения вещи претерпевает существенные изменения;
  • права в отношении движимых вещей, которые лицо «имеет при себе» (личный или каютный багаж), определяются по личному закону собственника;
  • определение момента перехода риска случайной гибели и порчи вещи производится при помощи привязок обязательственного статута, поскольку в области международной купли-продажи наибольшее значение имеет именно вопрос о моменте перехода риска с продавца на покупателя, а вопрос о моменте перехода права собственности не играет существенной роли.

В особом порядке определяется вещно-правовой статут движимых вещей, находящихся в процессе международной перевозки («груз в пути»): для решения этого вопроса применяется право страны места отправления груза, места назначения груза, места нахождения товарораспределительных документов. Правовое положение вещей, приобретенных в силу приобретательной давности, регулируется правом страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности.

К договору в отношении вещных прав возможно применение автономии воли — стороны могут сами избрать применимое право, независимо от того, где именно находится данное имущество. Это положение представляет собой новеллу современного МЧП и связано с расширением применения автономии воли ко всем договорным отношениям. Ранее считалось, что применение автономии воли к вещным правам в принципе невозможно вследствие замкнутого характера круга вещных прав. В настоящее время применение автономии воли возможно в отношении и движимого, и недвижимого имущества. Подобное положение есть и в российском праве.

Закон места нахождения вещи (lex rei sitae)

Закон места нахождения вещи – это «принцип коллизионного права», одна из старейших коллизионных привязок, определяющая вещно‑правовой статут правоотношения, в который включаются:

– вопросы деления вещей, их юридическая квалификация (вещи оборотные и необоротные, движимые и недвижимые, родовые и индивидуально‑определенные) – «правовое подразделение вещей… определяется согласно праву того государства, в котором вещи находятся» (ст. 31.2 Закона о МЧП Австрии);

– содержание, осуществление и защита права собственности и иных вещных прав. «Содержание права собственности и иных вещных прав, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится» (п. 1 ст. 1205 ГК РФ);

– возникновение, изменение и прекращение права собственности и иных вещных прав «на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом» (п. 1 ст. 1206 ГК РФ);

– правовой статус недвижимого имущества. «При отсутствии соглашения сторон о праве, подлежащем применению к договору в отношении недвижимого имущества, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Правом страны, с которой такой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится недвижимое имущество» (п. 1 ст. 1213 ГК РФ).

Читать еще:  Ассоциация негосударственных пенсионных фондов для чего нужен

До середины XIX в. разрешение коллизионных вопросов права собственности по закону места нахождения вещи применялось только в отношении недвижимости. Права на движимые вещи определялись по личному закону собственника (согласно принципу «движимость следует за лицом»). В современном праве формула прикрепления «закон места нахождения вещи» применяется и к движимому имуществу. Так, Закон о МЧП Румынии применительно к регулированию отношений международного частного права гласит: «Возникновение, переход или прекращение вещных прав на имущество, место нахождения которого изменилось, регулируется законом места, где оно находилось на момент, когда имел место юридический факт, создавший, изменивший или прекративший соответствующее право» (ст. 52).

В настоящее время коллизионный принцип «закон места нахождения вещи» пользуется повсеместным признанием как начало, определяющее действие в пространстве законов, регулирующих вещные права и на движимое, и на недвижимое имущество. Например, в Законе Южной Кореи о коллизиях законов (1962 г.) говорится: «Вещные права… касающиеся движимостей и недвижимостей… регулируются законом места нахождения объекта таких прав» (ст. 12).

Закон места нахождения вещи понимается как реальная, физическая категория, т. е. как право того государства, на чьей территории находится вещь. Исключения из этого правила составляет следующее:

– вещные права возникли на территории одного государства, вещь впоследствии была перемещена на территорию другого – возникновение права собственности определяется по закону места приобретения имущества, а не по закону его реального места нахождения. Однако вещные права «не могут осуществляться в противоречии с правопорядком» государства места нахождения вещи (ст. 43 Вводного закона к ГГУ);

– правовой статус вещей, внесенных в государственный реестр («условные недвижимости»), определяется правом этого государства независимо от реального места нахождения вещи (ст. 1207 ГК РФ, ст. 45 Вводного закона к ГГУ).

Момент перехода права собственности и момент риска случайной гибели вещи различно определяются в законодательстве разных государств. В настоящее время момент перехода права собственности отделяется от момента перехода риска случайной гибели вещи. Определение момента перехода риска случайной гибели и порчи вещи при переходе прав на движимое имущество производится при помощи привязок обязательственного статута. В области международной торговли значение имеет вопрос перехода риска с продавца на покупателя, а момент перехода права собственности не играет существенной роли (Инкотермс‑2000, Закон о МЧП Чехии).

Современное МЧП демонстрирует тенденцию к сужению применения вещно‑правового статута за счет расширения применения привязок личного и обязательственного статутов, что отражают следующие примеры из зарубежного законодательства.

1. Приобретение вещных прав в порядке наследования по отношению к движимому имуществу (в ряде случаев – и к недвижимому) регулируется личным законом наследодателя, а не законом места нахождения вещи (ст. 968 ГК Ирана, ст. 34 Закона о МЧП Польши). Государство, на территории которого находится недвижимость, может заявить о своей исключительной компетенции (ст. 86 Закона о МЧП Швейцарии).

2. Вопросы дееспособности лиц при совершении сделок по поводу вещных прав регулируются личным законом субъекта сделки.

3. Судьба имущества иностранного юридического лица определяется по национальному закону этого юридического лица. Вопросы права собственности на имущество филиала иностранного предприятия регулируются правом государства, которому принадлежит данное юридическое лицо (ст. 9.11 ГК Испании, ст. 23.4 Указа Венгрии).

4. Закон места нахождения вещи регулирует вопросы распределения имущества прекратившего существование юридического лица только в том случае, если договором или законом не предусмотрено иное (ст. 35 Кодекса Бустаманте).

5. Права в отношении движимых вещей, которые лицо «имеет при себе» («личный или каютный багаж»), определяются по личному закону их собственника или владельца (ст. 110 Кодекса Бустаманте, ст. 8 Вводного закона к ГК Бразилии).

6. В особом порядке определяется вещно‑правовой статут движимых вещей, находящихся в процессе международной перевозки («груз в пути»). Для решения этого вопроса применяются привязки обязательственного статута: право страны места отправления груза (ст. 10.1 ГК Испании), места назначения груза (ст. 833.2 ГК Вьетнама). В отдельных юрисдикциях используется закон места нахождения вещи (ст. 60 Кодекса Туниса).

7. Правовое положение вещей, приобретенных в силу приобретательной давности, регулируется правом страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности (ст. 53 Закона о реформе МЧП Италии).

К договору в отношении вещных прав возможно применение автономии воли – стороны могут сами избрать применимое право независимо от того, где именно находится данное имущество. Это положение представляет собой новеллу современного МЧП и связано с расширением применения автономии воли ко всем договорным отношениям. Ранее считалось, что применение автономии воли к вещным правам в принципе невозможно вследствие замкнутого характера круга вещных прав. В настоящее время применение автономии воли возможно в отношении и движимого, и недвижимого имущества.

3.6.4

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Статья 1206. Право, подлежащее применению к возникновению и прекращению вещных прав. 1. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом.

2. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества, определяются по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не предусмотрено законом.
3. Возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретательной давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности.
Комментарий к статье 1206
1. Вещный статут, подробно рассмотренный в комментарии ст. 1205, регулирует еще одну важную группу вопросов: возникновение и прекращение вещных прав. Эта группа включает большой круг вопросов, неоднозначно решаемых в праве разных государств: первоначальные способы приобретения (изготовление или переработка вещей, приобретение плодов, приобретение в порядке приобретательной давности и др.), производные способы приобретения (сделки, национализация, конфискация, реквизиция). В отношении недвижимого имущества применение закона места нахождения вещи не порождает проблем. Проблема может возникнуть с движимым имуществом: например, право собственности возникло по праву государства, где вещь находилась, а затем она была перемещена на территорию другого государства, по законам которого аналогичное право, например, на основе приобретательной давности, не могло возникнуть. Признается ли право собственности, или оно должно заново рассматриваться по законам того государства, где вещь оказалась?
Отказ в признании права собственности и других вещных прав, возникших по законам одного государства, и возможность их пересмотра по законам нового государства, где вещь оказалась, могли бы подорвать международный торговый оборот. Поэтому коллизионные нормы многих государств предусматривают специальную коллизионную норму в отношении движимости, согласно которой право собственности и другие вещные права на движимое имущество рассматриваются по праву государства, где оно находилось в момент возникновения этих прав. Другое дело содержание вещных прав, пределы их осуществления – они будут определяться правом государства, на территорию которого вещь была перемещена.
Характерным примером может быть швейцарский Закон о международном частном праве 1987 г. В отношении движимого имущества предусмотрены две коллизионные нормы: одна связана с приобретением вещных прав, а другая – с их содержанием. “Приобретение и утрата вещных прав на движимое имущество регулируются правом места нахождения этого имущества на момент наступления юридических фактов, на которых основывается приобретение или утрата вещных прав” (п. 1 ст. 100). Согласно п. 2 этой статьи “содержание и порядок осуществления вещных прав на движимое имущество определяются по праву места нахождения этого имущества” . В данной статье четко определены две закономерности в коллизионном регулировании вещных прав: а) содержание и порядок осуществления вещных прав в отношении одной и той же вещи меняется в зависимости от изменения места нахождения вещи (меняется место нахождения вещи – меняется ее вещный статут); б) приобретение и утрата вещных прав стабильны, они не меняются с изменением места нахождения вещи. Собственник автомобиля может свободно совершать поездки в любую страну, не беспокоясь о своем праве собственности. Разумеется, право собственности может быть оспорено в другой стране, но лишь в судебном порядке и при наличии оснований, предусмотренных в праве. Например, автомобиль был приобретен у лица, не обладающего правом распоряжения (автомобиль был украден), и первоначальный собственник вправе обратиться в суд с виндикационным иском.
——————————–
Международное частное право. Иностранное законодательство. С. 648.
2. Сложным, практически важным вопросам возникновения и прекращения вещных прав посвящена комментируемая статья ГК. Она состоит из трех частей. Первая часть формулирует известное правило, связанное с признанием права собственности и других вещных прав, которые возникли по законам одного государства, на территории другого государства, где вещь могла оказаться впоследствии. Все спорные вопросы, связанные с возникновением и прекращением вещных прав, должны рассматриваться не по законам страны, где вещь находится в момент рассмотрения спора, а по законам страны, где вещь находилась в момент возникновения самого права.
3. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав связано с определенными юридическими фактами, установленными в праве, в виде действий или иных обстоятельств, являющихся основаниями возникновения или прекращения вещных прав. Из этого исходит комментируемая статья при определении применимого права: возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяется по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения права собственности и иных вещных прав. Следовательно, закон исходит из того, что возникшее вещное право не прекращается в результате перемещения вещи в другую страну.
Важно подчеркнуть, что часто законы разных государств предусматривают наличие нескольких оснований для возникновения вещного права (например, заключение договора, передача вещи, регистрация в государственном органе), поэтому в качестве точки отсчета имеется в виду тот момент, когда состоялось последнее предусмотренное законом по месту нахождения вещи действие или иное обстоятельство, завершающее процесс возникновения или прекращения вещного права.
4. Установление права страны, где имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения либо прекращения вещных прав, в качестве надлежащего права продиктовано защитой интересов добросовестного приобретателя. Например, в случае добросовестного приобретения вещи в России и последующего возникновения спора российский суд применит российское право к вышеназванным вопросам: право собственности добросовестного приобретателя на имущество может быть подтверждено судом при условии возмездного приобретения добросовестным приобретателем у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать, если вещь была похищена или выбыла из владения собственника или лица, которому вещь была передана собственником во владение, помимо их воли (п. 1 ст. 302 ГК). В случае возмездной или безвозмездной передачи добросовестным приобретателем имущества другому лицу за границей при судебном разбирательстве спора, касающегося конечного приобретателя имущества в качестве добросовестного приобретателя и вопросов защиты прав первоначального собственника, должно применяться иностранное право.
5. Вариантом этой общей коллизионной нормы является предусмотренное в п. 3 комментируемой статьи правило о выборе компетентного права для возникновения вещных прав в силу приобретательной давности. Приобретательная давность во всех правовых системах рассматривается как основание возникновения права собственности и иных вещных прав. Однако в силу сложности и неопределенности установления этого основания оно конкретизируется многими дополнительными факторами, которые серьезно различаются в праве разных государств: условия, при которых лицо, не являющееся собственником, может ссылаться на приобретательную давность как основание возникновения права собственности; срок приобретательной давности, порядок его исчисления и др.
Исходя из особенностей института приобретательной давности формулируется специальная коллизионная норма, которая исходит из общего подхода – применения права страны, где вещь находилась в момент, когда было совершено завершающее действие, необходимое для возникновения вещного права. Для института приобретательной давности таким завершающим действием является истечение срока приобретательной давности. Отсюда возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретательной давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности. Российский гражданин, находясь на территории Германии, добросовестно приобрел украденный автомобиль, через три года он переехал в Россию и перевез автомобиль. Через два года собственник украденного автомобиля нашел его и потребовал его возврата. Спорный автомобиль находится на территории России, и предусмотренный российским правом пятилетний срок приобретательной давности для добросовестного приобретателя истек. Поэтому все вопросы взаимоотношений между собственником и новым, добросовестным владельцем будут определяться по российскому праву: возникло ли право собственности у добросовестного владельца, каковы права первоначального собственника, может ли он истребовать свой автомобиль, и если да, то на каких условиях и др. Напротив, если бы российский гражданин с добросовестно приобретенным автомобилем оставался в Германии, то он не имел бы никаких прав на этот автомобиль, так как по немецкому праву срок давности для добросовестного приобретателя установлен в девять лет.
6. Таким образом, lex rei sitae, определяющий вещный статут, имеет широкую сферу применения. Практически по этому закону регулируются почти все вопросы вещного права. Во всех рассмотренных случаях ГК исходит из реального, физического места нахождения вещи: либо это место нахождения вещи в момент юридической квалификации вещи; либо это место нахождения вещи в момент определения содержания вещных прав, порядка и пределов их осуществления, а также средств их защиты; либо это место нахождения вещи в момент возникновения или прекращения вещного права; либо это место нахождения вещи в момент окончания срока приобретательной давности. Известна страна, на территории которой находится вещь, и все перечисленные вопросы должны решаться по праву этой страны. Поэтому с изменением места нахождения вещи меняется ее правовой статус. Однако такая перемена не влияет на возникшее или прекратившееся вещное право.
7. Есть два исключения из общего подхода к вещному статуту, когда в качестве определяющего критерия берется условное место нахождения вещи. Один случай предусмотрен в п. 2 комментируемой статьи, другой – в ст. 1207 ГК.
Первое исключение касается движимых вещей, находящихся в пути, – rei in transitu. Так как в каждый конкретный момент место нахождения вещи неизвестно, то при необходимости решения вопросов вещного права (например, вещь в транзите обременена залогом, а залогодатель выполнил свое обязательство и обременение прекращается) для установления вещного статута берется условное место нахождения: либо место отправки, либо место назначения вещи.
Решение рассматриваемого случая предусмотрено в п. 2 комментируемой статьи. Как и в предшествующем законодательстве, в качестве критерия определения применимого права используется страна, из которой вещь отправлена. На основе этой привязки решается только один круг вопросов: возникновение и прекращение права собственности и других вещных прав на основании сделки. Следовательно, единственным правовым основанием такого перехода права собственности и других вещных прав является сделка между сторонами. Передача коносамента или иного товарораспорядительного документа на движимое имущество, находящееся в пути, приравнивается к сделке, что является условием применения рассматриваемого п. 2 комментируемой статьи. При наличии других оснований для возникновения и прекращения вещных прав данная статья не применяется. Например, возникновение права собственности на вещь в пути на основании наследования не входит в сферу действия права страны, из которой вещь отправлена; эта привязка не может быть использована и при решении вопроса о возникновении права собственности в силу приобретательной давности и т.д.
В соответствии с комментируемым правилом право страны, из которой имущество отправлено, применяется, если иное не установлено законом. Например, иное установлено в п. 1 ст. 1210 ГК (см. комментарий). Согласно этому пункту стороны договора могут выбрать право, регулирующее их договорное обязательство. Причем избранное право “применяется к возникновению и прекращению права собственности и других вещных прав”. Это избранное право будет применимо для возникновения и прекращения вещных прав на вещь в пути.

Читайте далее:
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector